Родиченков Ю. Ф. Практический инструментарий и оснащение лаборатории в трактатах поздней алхимии - Публикации членов АИЭМ - Публикации АИЭМ - Association for the Study of Esotericism and Mysticism


Ассоциация исследователей эзотеризма и мистицизма

Публикации АИЭМ

Главная » Публикации членов АИЭМ »

Родиченков Ю. Ф. Практический инструментарий и оснащение лаборатории в трактатах поздней алхимии

Родиченков Ю. Ф.
к. ф. н.,
Вяземский филиал Московского
государственного университета
технологии и управления, г. Вязьма

ПРАКТИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ И ОСНАЩЕНИЕ ЛАБОРАТОРИИ В ТРАКТАТАХ ПОЗДНЕЙ АЛХИМИИ

Приборы и инструменты, использовавшиеся в алхимической практике, описывались авторами алхимических трактатов на всем протяжении существования алхимии, но настоящими практическими руководствами по работе в алхимической лаборатории стали лишь трактаты поздней алхимии. Если авторы периода христианских докторов лишь указывали на отдельные специальные сосуды и приспособления, называя их зачастую аллегорически («философское яйцо»[1], «печь философов» - атанор[2] и т. д.), то позднеалхимические авторы не только подробно останавливались на использовании инструментария, но и оставили нам очень подробные перечни оборудования, лабораторных сосудов и т. д. Например, А. Либавий (лат. Libavius нем. Libau Andreas, 1560-1616)[3] в своей книге «Алхимия» (лат. «Alchymia») приводит подробный перечень алхимических сосудов и приспособлений, дает их названия, располагая систематически (от более простых к более сложным), при этом описание сопровождается не туманными аллегориями, а точными иллюстрациями, напоминающими, скорее, чертежи рационального химика-практика, чем символические изображения, характерные для мистической алхимии. А. Либавий описывает такое алхимическое оборудование, как кукурбиты[4], фиалы, различные стеклянные трубки, реторты[5], алембики[6] и т. д.

Еще более интересен в этом отношении трактат Дж. Френча (англ. John French, сер. XVII в.) «Искусство дистилляции» (англ. «The art of distillation»). Трактат довольно объемный, из шести книг, в которых автор подробно описывает алхимические процессы, оборудование алхимической лаборатории, также приводя точные и выразительные иллюстрации, выступающие в роли графических руководств к действию. В качестве примера можно рассмотреть одно из кратких, но емких описаний Дж. Френча. «О СОСУДАХ ДЛЯ ДИСТИЛЛЯЦИИ. Сосуды для дистилляции бывают различных форм и из разных материалов. Они могут быть либо из свинца, который я в общем не одобряю, поскольку они превращают жидкость в белое и молочное вещество, кроме того, что они порчу придают, либо они могут быть из меди, железа или олова, которые лучше, чем свинец. Они могут быть из металла кувшинов, гончарного глазированного металла, или стекла, которое лучше всего, там, где они могут использоваться без боязни, что [стекло] разобьется или расплавится. Некоторые делают их из серебра, но они подвержены изменениям. Те, кто способен и имеет желание, может извлечь из них пользу»[7]. Этот отрывок мог бы, вероятно, представлять узко историко-научный интерес, если бы нас интересовали исключительно инструментальные проблемы алхимической лаборатории. Главное в приведенных словах Дж. Френча в первую очередь то, что отличает содержание рассматриваемого отрывка от классических алхимических текстов – то, что автор, все еще оставаясь по своим убеждениям настоящим алхимиком, всецело преданным Доктрине, мыслит во многом как рациональный ученый. В период поздней алхимии, т. е. в период становления классической эпистемологии и науки Нового времени, целостность алхимии разрушается изнутри – автор-алхимик пишет о трансмутации и герметической философии и одновременно заботится о чистоте эксперимента, повторяемость которого может быть зафиксирована так же, как может быть зафиксировано влияние материала, из которого изготовлена лабораторная посуда, на результат предпринимаемой операции, в указанном случае, дистилляции.

Подробную классификацию алхимических операций, лабораторных сосудов и оборудования приводит в своем трактате «Подземный Мир», (лат. «Mundum Subterraneum») алхимик и философ А. Кирхер (лат. Kircher Athanasius, 1601-1680)[8]. Классификация дана весьма рационально и последовательно, в частности, сосуды подразделяются на предназначенные для нагревания и не предназначенные для воздействия тепла. Те сосуды, которые нагревают в свою очередь подразделяются на сделанные из специальных материалов и сделанные из любого материала. Например, инструменты, нужные при работе с огнем, в соответствии с классификацией Кирхера делятся на те, которые нужны постоянно, и дополнительные. Так же подробно и основательно А. Кирхер классифицирует алхимические операции и источники огня.

Определенный интерес представляет также один из трактатов, приписываемых польскому алхимику Михаилу Сендзивою[9]. Представляется возможным рассмотреть его отдельно, в первую очередь, из-за его наименьшей известности в России. Он написан на польском языке XVI века с частыми латинскими вставками. Кроме того, ряд вопросов вызывает и авторство – неопровержимых доказательств, что автором этого произведения является именно Михаил Сендзивой, нет. Этот трактат представляет особый интерес и потому, что его автору (если это действительно Михаил Сендзивой) было всего 20 лет. Некоторые из исследователей считают, что значимость и содержательность основных трактатов Сендзивоя (в первую очередь, речь идет о «Novum Lumen Chymicum…») обусловлены не столько заслугами самого польского алхимика, сколько наследием Александа Сетона Космополита. Если же считать, что автором произведения «Действия Философского Эликсира…» был все-таки Сендзивой, то подобные мнения оказываются весьма спорными, ведь автор трактата «Действия Философского Эликсира…» показывает, что он человек просвещенный и в алхимическом искусстве, и в философии, тем более, если этот трактат действительно написан им в таком молодом возрасте.

Трактат «Действия философского эликсира» содержит информацию о путях и средствах, которыми некогда собирались достигнуть получения философского камня. Об авторе трактата можно с полной уверенностью сказать, что был он человеком светским и имел, скорее всего, высокое общественное положение и возможность существовать не только за счет алхимического занятия. Также он был человеком трезвого склада ума, т. к. все представленные в трактате действия он признал в конце концов ошибочными, но также не вызывает сомнения и то, что он все же надеялся, что некогда достигнет желаемого результата.

Анализируя практическую составляющую этого трактата, стоит отметить, что это произведение, которое можно назвать вполне характерным для поздней алхимии. В первую очередь, это подтверждает то, что весьма важным элементом проделанных автором действий является количественный аспект алхимических операций. Переход от понимания материи, рожденной сочетанием элементов-принципов, бытовавшего еще со времен античности, к рациональной скептической химии Р. Бойля, от операций со свойствами веществ к операциям с их составом, характеризуется в первую очередь возрастающей значимостью количественной стороны практических действий алхимика. Признание зависимости результатов эксперимента не просто от рецепта, но от рецепта, оформленного количественно – подход, совершенно чуждый алхимии в классическом ее понимании.

В алхимической практике всегда важно было использование специальной печи алхимиков – знаменитого атанора. В трактатах XIII-XIV вв., у таких авторов, как Альберт Великий, Роджер Бэкон и др. эта тема  была одной из главных. Но наиболее подробные описания атаноров и их применения мы можем найти, конечно же, в трактатах более поздних авторов, причем описания эти весьма рациональны и во многом напоминают инструкции рациональной науки Нового времени. Классический атанор состоит из трех частей: нагреватель с отверстиями для воздуха, держатель для нагреваемого сосуда и отражатель. Атанор – не только инструмент, но и уникальный символ, являющийся и средством применения определенных процедур по нагреванию, и представляющий собой своеобразный аналог земных недр, где зарождаются природные металлы. Задача алхимика – повторить в атаноре те процессы, которые происходят в природе при зарождении металлов. Н. Лемери[10] в своей книге «Курс химии» (франц. «Cours de chimie») описывал атанор так: «...делается из кирпичей, соединенных водонепроницаемой мастикой, сделанной из одной части глины, одной части лошадиного навоза и двух частей песка, и все это пропитывается водой: кирпичи укладываются в два ряда, чтобы печь была толще и дольше держала тепло; зольный ящик будет в один фут высотой и должен иметь дверцу со стороны подачи воздуха, чтобы при открытии огонь сам зажигался или легко разгорался; высота очага не такая, как у ящика, он завершается в верхней части двумя железными балками толщиной в большой палец, они поддерживают и поднимают реторту над очагом на высоту приблизительно в один фут таким образом, что реторта укрыта. Сверху находится сводчатая крыша с отверстием посередине и заглушкой для него, и маленьким дымоходом в фут высотой, чтобы выводить через отверстие огонь, когда оно открыто и когда нужен большой огонь; пламя, сохраняясь благодаря этому маленькому дымоходу, охватывает реторту».

Эти строки писались во время заката алхимии. До тех дней, когда увлечение алхимией станет лишь курьезом, осталось совсем немного. И лучшее тому подтверждение – трактаты герметических философов, созданные во времена распада алхимического мифа.

       ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Яйцо Философское (лат. Ovum Philosophorum) – специальный сосуд, в котором при нагревании на атаноре производится финальная стадия получения Философского Камня. Назван так, во-первых, за яйцеобразную форму, во-вторых, из-за символической значимости протекающего процесса – как из яйца зарождается новая жизнь, так из Философского Яйца появляется новая сущность с новыми качествами.

[2] Атанор (вероятно, от арабск. al-tannur) – знаменитая печь алхимиков. Классический атанор состоит из трех частей: нагреватель с отверстиями для воздуха, держатель для нагреваемого сосуда и отражатель. Атанор – не только инструмент, но и уникальный символ, являющийся и средством применения определенных процедур по нагреванию, и представляющий собой своеобразный аналог земных недр, где зарождаются природные металлы. Задача алхимика – повторить в атаноре те процессы, которые происходят в природе при зарождении металлов.

[3] Либавий (Либау) Андреас – немецкий алхимик, врач и философ. Доктор философии, также доктор медицины. Учился в университетах Виттенберга, Йены и Базеля. Был профессором истории и поэзии в Университете Йены, врачом в Ротенбурге, преподавателем, ректором гимназии в Кобурге. Автор ряда трактатов, среди которых «Книги рассуждений о металлах» (лат. «Commentationum metallorum libri»), «Алхимия» (лат. «Alchemia»). Понимал алхимию, прежде всего, как практику. Подразделял алхимию на две части – энхерию, занимающуюся работой с веществами, и химию, изучающую получение веществ. Энхерия, в свою очередь, подразделяется на элаборацию (лат. elaboratio работа, старание), включающую в себя методы воздействия на вещества, и экзальтацию (лат. exaltatio возвышение, возвеличивание), предмет которой - совершенствование веществ.

[4] Кукурбит (лат. Cucurbit) – алхимический сосуд, дистилляционная колба.

[5] Реторта (лат. retorta от лат. retorqueo поворачивать назад) – самый знаменитый алхимический сосуд в форме груши с отведенной назад тонкой трубкой. Изображение реторты в современной литературе стало настоящим символом алхимии.

[6] Алембик (от арабск. al-inbig) - сосуд, напоминающий по форме реторту, с отводом для сбора конденсата, который отходит от крышки. Один из самых знаменитых алхимических сосудов. Использовался при перегонке.

[7] French J. – London: Printed by Richard Cotes and are to sold by Thomas Williams at the Bible in Little-Britain without Aldersgate, 1651- Book I. – P. 8. Оригинальный текст: «OF VESSELS FIT FOR DISTILLATION Vessels for distillation are of various matter and form. For they may be either of lead, which I altogether disapprove of for that they turn the liquors into a white and milky substance besides the malignity they give to them, or they may be of copper, iron, or tin which are better than the former. They may be of jug-metal, or potter's metal glazed, or glass which are the best of all, where they may be used without fear of breaking or melting. Some make them of silver, but they are very changeable. They that are able and willing may have the benefit of them». Перевод мой – Ю. Р.

[8] Кирхер Атанасиус – ученый и мыслитель-универсалист, иезуит, профессор математики, философии и восточных языков в Вюрцбурге и Риме. Занимался географией, астрономией, математикой, языками, медициной и музыкой. Обладал серьезными познаниями в области алхимии. Автор многих произведений, в том числе, трактатов «Диссертация о Философском Камне» (лат. «De Lapide Philosophorum Dissertatio»), «О Софистической Алхимии» (лат. «De Alchymia Sophistica»), «Подземный Мир» (лат. «Mundum Subterraneum»). Есть свидетельства, что Кирхер разочаровался в алхимии, так и не сумев ничего добиться своими алхимическими экспериментами. Всего написал более 40 книг, основал в Риме первый музей естественной истории (Museo Kircheriano). Вряд ли можно считать, что Кирхер внес большой вклад в алхимическую философию или рациональную науку, его заслуга в систематизации и обработке информации самых разных сфер знания.

[9] Ex MS. Sendivogij (ut opinor). Operatie Elixiris Philosophici tak starych, iako y teraznieyszych Philosophow, ktorych y ia sam y drudzy wieku miego z wiadomoscia moia probowali krotko a prawdziwie opisane te sa. Цит по:Hubicki W. Polski traktat alchemiczny z XVI wieku. // Annales universitatis Mariae Curie-Sklodowska. - 1963. - Vol. XVIII - № 1. –  S. 1-29.

[10]Лемери Николя (франц. Lemery Nicolas, 1645-1715) – французский алхимик, врач и фармацевт. Отец Н. Лемери умер, когда мальчику было 11 лет. Был учеником аптекаря, своего дяди П. Дюшемена. Доктор медицины. Автор ряда трактатов, среди которых «Трактат об антимонии» (франц. «Traite de l’antimoine»), «Курс химии» (франц. «Cours de chimie»), «Универсальная фармакопея» (франц. «Pharmacopee universelle»).

При полном или частичном использовании материала ссылка на сайт АИЭМ обязательна.


Первая публикация: Практический инструментарий и оснащение лаборатории в трактатах поздней алхимии. // Образование, наука и производство: Сборник научных трудов. – т. 6. – Вязьма: ВФ ГОУ МГИУ, 2007. – С. 115-121.

Категория: Публикации членов АИЭМ | Добавил: evzorja (2010-03-27) | Автор: Родиченков Ю.Ф.
Просмотров: 2458